Когда применимо голодание

Вопрос: "Дело в том, что при любом заболевании весь животный мир, всегда голодал, что и возвращало ему здоровье.

Отступая от этого закона природы, человек обрекает себя на затягивание заболевания или даже порой рискует превратить его в хроническую форму.

Вывод такой - голодать полезно для здоровья."

Ответ: Действительно, известно, что и животные, и человек (особенно это заметно на детях) в момент болезни начинают меньше есть, у них пропадает аппетит. Это проявляется настолько явно, что возвращение аппетита считается вернейшим признаком выздоровления.

Но из этого факта голодания в момент болезни делать вывод о том, что "голодать полезно для здоровья" - совершенно ошибочно.

Чтобы это понять, давайте разберемся, а почему, собственно, человек во время заболевания утрачивает аппетит.

Начну с важной для нас цитаты из Популярной медицинской энциклопедии:

"Емкость кровеносной системы (артерий, вен, капилляров) значительно больше общего объема крови в организме."

Возможно, вы будете удивлены, но, вопреки расхожим представлениям, кровь отнюдь не заполняет нашу кровеносную систему до краев, а с большим или меньшим постоянством находится лишь в какой-то части организма, оставляя значительную долю сосудистой системы ПУСТОЙ.

Факт этот замечателен, многозначителен и нов не только для человека далекого от медицины, но, как правило, и для некоторых профессиональных врачей. Которые, конечно, "проходили" его во время учебы, но забыли за ненадобностью.

И, тем не менее, факт этот бесспорен, а наглядной иллюстрацией его может послужить история мумификации Мао-цзе-дуна.

Когда китайский лидер умер, его соратники приняли решение мумифицировать тело. Такого рода традиция в китайской погребальной культуре отсутствовала, а обращаться за помощью к советским ревизионистам, власти не решились, и медикам был отдан приказ: обойтись собственными силами и опытом.

Как рассказывал врач, участвовавший в этой авантюре, китайцы пошли по пути наименьшего сопротивления и просто, выкачав из тела кровь, стали закачивать на ее место формалин, логично предполагая, что объем кровеносной системы сам собой ограничит количество закачиваемого консерванта.

Каков же был ужас неопытных мумификаторов, когда на их глазах труп Мао начал надуваться, принимая форму шара.

Оставив все процедуры, они договорились скрыть произошедшее, предоставив времени решение проблемы. Такое заключение оказалось мудрым, две недели труп вождя потел формалином, и, наконец, тело вернулось к первоначальным размеру и виду.

В этой связи следует сказать, что счастье было на стороне китайских медиков в гораздо большей степени, чем они предполагали. Если бы они упорствовали в своем стремлении заполнить кровеносную систему Мао формалином, то за душевное здоровье их трудно было бы ручаться.

Дело в том. что протяженность кровеносной системы человека составляет 100 000 километров (!). И, по подсчетам А.Карреля, для ее заполнения требуется 200 000 литров, т.е. по 2 литра крови на один километр, тогда как наш организм располагает лишь 5-7 литрами.

Таким образом, в случае упорства китайских мумификаторов, они вряд ли бы смогли закончить свой эксперимент, потому что во всем Пекине не нашлось бы 200 000 л. формалина (больше трех железнодорожных цистерн), но если бы и набралось, тем хуже для эспериментаторов, - тело любимого китайским народом вождя обрело бы такой вид, что смертная казнь показалась бы медикам не самым большим для них наказанием.

Из этой небанальной истории можно сделать несколько поучительных выводов.

Первое, если бы наша сосудистая система была заполнена до краев, то мы бы имели вид шаров объемом и весом больше трех цистерн.

Второе, судя по поту, что исторгался трупом Мао, даже незначительное превышение нормы жидкости неприемлемо для физиологии мертвого организма, не говоря об организме живом.

Третье, в неполноте системы есть свой резон: если, как мы знаем, существуют обстоятельства, требующие особого притока крови к органам, то оттекать ей тоже куда-то надо, нужны пустоты для возможного отступления.

Человеческий организм - это пустыня, но пустыня, не имеющая по обезвоженности земных соответствий.

Над километрами человеческой внутренней пустыни витает крошечная капелька крови, носимая из конца в конец с единственной целью - не дать пустыне сделаться окончательно бесплодной.

И на протяжении нескольких десятилетий это ей удается - вот в чем фокус.

Вместе с тем, в пустыне сосудистой системы ничего особенно хорошего нет. Очевидно, без питания и кислорода, приносимых кровью к органам, они быстро старятся и погибают.

Постоянно кровь курсирует лишь в треугольнике: легкие - сердце - печень. Если же судить по размерам сосудов, то можно представить себе географию мест, посещаемых кровью с большим или меньшим постоянством: "Калибр артерий и вен органов находится в прямой зависимости от функционального назначения органов. Такие органы, как почка, железы внутренней секреции, несмотря на сравнительно малые размеры, снабжаются крупными артериями, так как отличаются интенсивной функцией. То же относится к некоторым группам мышц."

Интенсивный приток крови к другим органам можно вызвать искусственно: пообедав, можно пригнать кровь к желудку, охлаждением поверхности тела, или наоборот, нагреванием в бане можно усилить кровоток в кожных покровах и т.д.

Однако не все органы поддаются столь прямой провокации и, судя по размерам сосудов, не все они снабжаются кровью постоянно и автоматически.

Рассуждая чисто логически, и зная, что объем крови всегда значительно меньше объема кровеносной системы, естественным было бы предположить, что меньше всего крови поступает в органы и отделы, находящиеся в наибольшем отдалении от сердца, на периферии.

Проще говоря, прежде всего страдает от недостатка крови то, что снабжается капиллярами.

Отдаленность от сердца не единственная проблема капиллярного кровоснабжения.

Еще хуже то, что между артериями и капиллярами находятся артериолы, “краны кровеносной системы”, вольные пускать или не пускать в капилляры кровь. То есть, мало того, что крови трудно попасть самотеком в капилляры в силу отдаленности их от насосной станции, но вообще попасть туда без специального разрешения, приказа, отданного организмом.

У капилляров мозга артеориол нет, но существует своя, нейрогуморальная система регуляции кровотока. Кстати, именно поэтому простым йоговским стоянием на голове достичь самотека, а вместе с ним решения проблем кровоснабжения мозга, невозможно.

А жаль. Капиллярная система мозга отличается чрезвычайной разветвленностью. Причем, чем важнее участок мозга, тем сильнее ветвление. Например, в 1 куб. мм. белого вещества мозга содержится только 220 капилляров, тогда как в одном куб. мм. серого - 1000.Чрезвычайно густы капиллярные сети гипоталамуса и гипофиза. Тот отдел гипофиза, который отвечает за выработку очень важного гормона радости - эндорфина - не снабжен нервными окончаниями (они останавливаются как раз на границе этой области гипофиза), но одновременно именно с этой границы начинает бурно ветвится капиллярная сеть гипофиза (т.е. стимулировать выработку эндорфина по нейронной сети невозможно, это можно сделать только через капиллярную систему кровоснабжения).

Обобщая сказанное, остается констатировать, что вопрос о нормальном питании важнейших отделов головного мозга - вопрос капиллярный, т.е. "по мнению" человеческого кровоснабжения - вопрос третестепенный и зависящий от прихотей отдающего специальный приказ организма.

С головой вообще особенно много проблем у кровеносной системы.

Выпрямление человека и переход на прямохождение только добавил ей хлопот. выпрямившись, организм человека не мог рассчитывать на самотек, вынужден был нагнетать кровь в мозг под давлением и создавать специальный механизм управления этим давлением.

Ну а теперь подведем некоторые итоги.

Итак:

1. Объем крови всегда намного меньше объема кровеносной системы, поэтому значительная часть ее постоянно пустует, заставляя разные органы тела и их отделы постоянно голодать и рано стариться.

2. На протяжении всей жизни человека внутри его организма идет непрекращающаяся конкурентная борьба за кровь. Более других страдают в этой борьбе те части организма, которые питаются капиллярами, в том числе мозг.

А теперь давайте вернемся к вопросу еды и голодания.

После того, как человек поест, основная часть крови начинает обслуживать процесс пищеварения.

Весь насущный ресурс крови сосредотачивается возле желудка, оставляя без своего обслуживания другие органы.

Вспомним, что испытывает наевшийся до отвала человек, кроме тяжести в животе: мыслей никаких, эмоций тоже, ни говорить, ни двигаться не хочется, вздохнуть тяжело, взгляд осоловелый и неподвижный.

А все от того, что кровь ушла к желудку, и взгляд осоловелый, неподвижный - потому же - кровь покинула даже глазные мышцы.

Пропадают мысли и эмоции - разум (кора головного мозга) и гипофиз тоже остались обескровленными и поэтому замедляют свою работу.

Таким образом, старые истины, что, на охоту едучи, собак кормить не следует, что только голодный художник - подлинный творец, что перед спортивной тренировкой нельзя есть, находят в физиологии безукоризненное подтверждение.

Еще раз напомню об этом поразительном факте нашей физиологии: протяженность кровеносной системы составляет 100 000 километров, для ее полноценного и одновременного орошения требуется 200 000 литров крови, тогда как ее у нас только 5 литров, т.е. грубо говоря, кровеносная система человека заполнена на 1/40 000 ее потенциального объема.

Поэтому история жизни нашего тела представляет собой историю бешенной конкурентной борьбы разных органов за этот мизерный ресурс. Из данного выразительного факта легко сделать банальный и вечно оригинальный вывод: дольше и плодотворнее живет тот, кто не делает двух дел одновременно. Если вы имеете мизерный ресурс чего-либо (в данном случае крови), то целесообразнее его сосредоточить преимущественно на одном важном направлении.

Как нельзя заниматься спортом на полный желудок, так нельзя и читать или смотреть телевизор за едой (кстати, читать сидя на унитазе тоже нельзя), и нельзя слушать музыку в момент решения задач и т.д.

Всегда сосредотачивайте весь ресурс на одном деле!

"Когда я ем, я глух и нем!" - основной закон правильного питания.

Именно эта конкурентная борьба за кровь и приводит к тому, что во время болезни дети и животные перестают есть.

Толковался этот факт обычно бытовой мудростью, что, мол, есть во время болезни - это кормить болезнь.

Но на самом деле в самом истощенном организме любому вирусу еды хватает.

Феномен добровольного голодания в другом: питаясь во время болезни, организм должен делать два дела сразу - бороться с болезнью и переваривать пищу, т.е. за ресурс крови конкурируют две системы: иммунная и пищеварительная - и организм животных и детей, обычно еще не испорченный жадным отношением к еде, отдает все силы иммунной системы, отключая желудок.

Таким образом, я вовсе не противник голодания. Я только хочу сказать, что голодать надо с какой-то целью. Т.е. нужно знать на что вы сейчас решаете выделить этот ценнейший резерв крови - на борьбу с воспалительным процессом (болезнью) или на мыслительную деятельность.

Сам я голодал всего по двум причинам - или для ускорения мыслительной деятельности (нужно решить сложную задачу), или для набора массы тела (после голодания масса тела в 95% становится выше исходной).

А голодать просто так, не определяя себе цель - это, на мой взгляд, бессмысленно.

Причем подчеркну, здесь речь идет только о кратковременных голоданиях (до 3 суток), в более длительных голоданиях, начинают действовать совсем другие механизмы адаптации, и организм начинает бороться за физическое выживание.

Кстати, замечу, что сухие голодания (голодания без воды) - это вообще, с точки зрения физиологии и конкурентной борьбы за кровь, полная чушь. В случае сухого голодания, постоянно выводя воду из организма и не пополняя ее запасы, мы тем самым только уменьшаем лечебные возможности крови и не позволяем другим органам воспользоваться временным оттоком крови от желудка. Сухое голодание - это "собака на сене": и сам не пользуюсь и другим не даю.