Задача учителя

Учитель должен стремиться улавливать самые начальные, еще минимальные изменения в жизнедеятельности ученика. Наблюдая за учеником, он должен стремиться установить что, то новое, что появилось в ученике и то старое, что утратилось.

Учитель должен помнить, что ученик изменчив, поэтому необходим тщательный подход к его динамике; учитель не может быть созерцателем - он должен быть практиком. Необходимо не только наблюдать изменения в ученике, но и помочь понять внутренние процессы; исходя из теории пяти первоэлементов, и теории противоположных начал. Необходимо не только помогать одному ученику, но и при этом заботиться о взаимоотношениях всех учеников между собой. Учитель не должен быть только созерцателем и практиком, он обязан быть деятелем: обучая и объясняя ученикам происходящие в них явления, и давая им возможность понять причины, их порождающие, он должен действовать, развивать и укреплять слаженность роста своих учеников.

Ученик лишь тогда станет мастером, когда добьется уверенности в себе, мастерства в боевом искусстве, и избавится от самоуверенности обычного человека. Мастер боевого искусства ищет безупречность в собственных глазах: это смирение, расчет только на себя.

Ученик должен собрать всю свою силу воли на прорыв собственных границ.

Настоящий Мастер держит под контролем мир своей повседневной жизни.

В зале ученика не должны беспокоить ненужные эмоции: страх, нерешительность, отчаяние, сомнения в своих силах, данного учения, Учителя, Школы. Ученик со всей решительностью должен продолжать занятия, несмотря на все преграды и разочарования.

Как у каждого человека, так и у Мастера есть судьба. Он берет ее, какой бы она ни была и принимает в абсолютном смирении, но не как повод для сожаления, а как вызов. Смирение Мастера и смирение нищего - невероятно разные вещи. Мастер ни перед кем не преклоняет своей головы, но в то же время он никому не позволит опускать голову перед ним.

Если ученик проявляет усердие, то знание и сила воли в какой-то момент все изменят.


Ведя поединок, необходимо быть спокойным и собранным и ни в коем случае не ослаблять своей атаки.


Мастер подходит к себе как бы уже к мертвому, поэтому ему уже нечего терять, поэтому он ясен и спокоен. Если судить по поступкам, то нельзя заподозрить, что он контролирует и замечает все.


Ученик постоянно должен разрушать свои границы знаний, после разрушения одних возникают другие и так без остановок.


Ученик, добившись мастерства, не может больше принимать мир в хронологическом порядке, для него мир и он сам не является больше предметным и плотным.


Если человек, выдающий себя мастером, угрюм - это не мастер, мастер должен смеяться над самим собой и над тем, что он делает, но это не смех сумасшедшего.


Если ученик думает, что уже ничего нет для того, чтобы изучать боевое искусство - это не так. Для изучения есть все - это его жизнь.


Из-за любви к разговорам, учение не достигнет желаемого, а лишь будет мешком слов.


Если кто-то считает, что можно родиться мастером боевого искусства, то это не так, никто не рождается мастером, точно также разумным существом, мы сами себя делаем тем и другим.