Система жестов

Все мы давно привыкли к тому, что наша жизнь регулируется с помощью знаковых сис тем. Символы, несущие различную информа цию, пронизывают все этапы нашего существо вания. Темой нашего разговора является "язык телодвижений". Основой этой знаковой систе мы является жест. Неважно, какой формы и содержания будут жесты, главное, что эти дей ствия несут информацию вовне, а инструмен том передачи этой информации является чело веческое тело.

Кстати, с помощью языка жестов обща ются глухонемые — люди, не имеющие воз можностей речевого (вербального) общения. Знаковую систему жестов, точнее, язык дви жения, вполне можно "читать", неважно, бу дет ли это объятие, рукопожатие, вращение пальцем у виска или удар кулаком, поведение плечами, наконец, просто нарушение дистан ции и движение в вашем направлении. К со жалению, в большинстве случаев современные люди разучились "читать движение", что яв ляется прямым следствием обеднения, а иног да полной деградации образного мышления.

Язык жестов представляет собой качествен но отличающуюся от словесного общения зна ковую систему. Проще говоря, чтобы выразить какой бы то ни было образ через свое тело, вам необходимо уметь с помощью определенного набора движений воздействовать на сферу под сознания того человека, которому вы хотите донести желаемый образ. Если образные ряды двигающегося и зрителя базируются на общих социокультурных основаниях, то цепочка жес тов становится понятной сразу, если же, наобо рот, тип образного мышления одного отличает ся от образного мышления другого человека, понять им друг друга тем сложнее, чем больше различия в системах образов.

Другими словами, каждая культурная сре да базируется на ряде весьма специфических образов, которые заложены в подсознании ее представителей. До того как были созданы фо нетические знаковые системы, то есть способы общения с помощью звуков, в предшествующий этому моменту период зарождающееся челове чество координировало свои действия с помо щью "языка жестов". Таким образом, языко вую систему жестов можно расценивать как ре зультат, точнее, выразительное средство образ ного типа мышления, а звуковое общение с по мощью слов соответствует этапу диалогового, описательного или интеллектуального мышле ния. Язык жестов — результат развития под сознания, а вербальный язык — результат раз вития сознания.

Следуя этой логике, закономерно было бы предположить, что "русский язык жестов" дол жен был начать формироваться раньше русско го звукового языка. Для того чтобы фиксиро вать знания посредством языка, должны суще ствовать система знаков и правила фиксации их в пространстве. То есть, если есть разговор ный язык, то должна существовать и письмен ность. Благодаря этому последнему звену воз можно опредмечивание человеческой речи и ее распредмечивание, то есть чтение информации, оставленной в знаковой символической форме. Если экстраполировать закономерности, рас крытые нами посредством анализа звуковых знаковых систем, на проблему языка жестов, то мы придем к следующим выводам.

1) Единицей языка движения является жест.

2) В основе жестов лежат детерминирован ные этническими особенностями образы, свя занные с психическим складом генерирующего их народа.

3) Четкая последовательность жестов мо жет быть признана такой же полноценной язы ковой формой, как и вербальное общение.

4) Язык жестов имеет вполне четкую на циональную окраску и находит свое выражение в национальных танцевальных традициях.

5) Этнически обусловленный язык жестов имеет внутри себя функциональные группы, призванные выполнять конкретные социальные задачи (например, боевой пляс, пляс-ухажива ние, обрядовый пляс и т.д.).

Таким образом, русская национальная культура движения в рамках европейской физичес кой культуры включает в себя нормы движения (жесты), знаковые системы движения (танцы), а также ценностный аспект, определяющий бытование отдельных норм и систем движения. Язык жестов или телодвижений поныне живет в театральном искусстве в жанре пантомимы, правда, в нем сейчас нет национальной окрас ки. На Руси этот жанр существовал благодаря скоморохам — наследникам древнерусского жре чества, процветая в различных формах пляса и многочисленных обрядовых действах.

Однако значимость языка жестов никоим образом не исчерпывается контекстом культу ры. Не менее важно его значение для социаль ной сферы. Издревле пошел обычай отмечать общественное положение людей с помощью жестов. Например, снимая шапку перед чело веком, вы автоматически признаете его выше себя по общественному положению. Из этой же области взаимоотношений вышло воинское при ветствие. Интересно отметить одну деталь. Воин, даже снимая шапку перед князем, не бил по клонов, как крестьяне или торговцы, и уж тем более не становился на колени для отбивания земных поклонов, как холопы (рабы). Речь, ра зумеется, идет о временах язычества, когда не существовало давления христианской идеоло гии, сделавшей всех рабами единого бога и "вер ными холопами" единого царя.

Системы жестов у каждой социальной груп пы были свои. Это обстоятельство отразилось и на приверженности к различным типам таких систем специфического свойства, как способы противостояния. Так, земледельцы тяготели к силовой, жесткой борьбе, где главное было — уметь двигаться на дистанции подавления жиз ненного пространства. Скотоводческие племе на тяготели к применению специфического про мыслового инвентаря в бою, например, кнута и посоха, также была популярна борьба с живот ными — сбивание с ног быка и т.д.